13:58 

Весна нашей Победы

Анор
О, Боевая Гвардия, клинок закона! О, храбрые гвардейцы-молодцы! Пока в строю гвардейские колонны, не будет дефицита колбасы...
65-летию Победы в Великой Отечественной Войне посвящается. Статья о кампании 1945 года - Frundsberg, подборка иллюстраций моя (внимание, трафик).

Кампания 45-го была не слишком длинной. От начала нашего наступления на Висле до капитуляции прошло буквально четыре месяца. Но в эти четыре месяца уместились сражения бешеной динамики и грандиозных масштабов.

Долг платежом страшен.
К началу 45-го года всем все уже было ясно. "В бункере пьянка, Гитлер ходит неприкаянный". С запада идет один гидравлический пресс, в востока - другой, еще более страшный. Вопрос был в том, как скоро, какой ценой и в какой конфигурации все закончится. Немцы, однако, о сдаче не помышляли. Напротив, маховик мобилизации раскрутился бешено, под ружье встали все способные держать оружие. То есть вообще все - от пятнадцатилетнего возраста. Что характерно, в 44-м году немецкая промышленность работала лихорадочно, и надраконила рекордное количество техники, боеприпасов и вообще всего потребного для войны. Воевать на этих запасах можно было долго.
Другое дело, что качество вермахта и СС просело страшно. Скоростная мобилизация и загребание в передовую линию школьников и пенсионеров здорово уронили средний уровень. Хороших солдат было довольно много даже после бойни 44-го, но все равно недостаточно. Вот и перемежали их батальонами фольксштурма (ополченцы), или тыловиками, которым совали в руки фаустпатроны и отправляли смазывать собой гусеницы тридцатьчетверок.


Тотальная мобилизация по-гитлеровски

Еще одной приметой времени стали "фестунги" - крепости. В принципе, это была доведенная до логического завершения тактика удержания "угловых столбов", применявшаяся еще во время нашего наступления под Москвой. Суть в том, чтобы создать на каком-нибудь узле коммуникаций или вообще на любом удобном месте опорный пункт, который будет висеть гирей на шее у наступающего. Он сознательно оставлялся в окружении и заставлял тратить на себя время и кровь. Проблема в том, что если зимой 41-го такое укрепление обычно дожидалось деблокады, в 45-м дело кончалось обыкновенно тем, что русские мешали гарнизон с щебенкой. А гарнизоны могли быть и в 60 тысяч (Познань) и даже в 80 (Бреслау). Однако время на эти поставленные на поток Брестские крепости тратилось изрядное. Ту же Познань штурмовали месяц.

Красная Армия в 45-м очень, очень сильно отличалась от себя же образца не только 41-го, но и даже 43-го. Не будет преувеличением сказать, что в 45-м мы обладали лучшей сухопутной армией в мире. Гибкая. Высокопрофессиональная. Не боящаяся крови. В Европу входили войска, обладавшие колоссальным опытом боевых действий в самых разных условиях, многочисленные и чрезвычайно хорошо вооруженные.

ИС-2 под прикрытием отряда пехоты

Место действия
Поле боя (ограничиваюсь центральным направлением) выглядело так. На востоке течет Висла, у нас есть несколько плацдармов на западном берегу. Варшава - на западном берегу реки, между плацдармами. Дальше к западу идет Польша, плоская как стол, на юго-западе ее - сильно урбанизированный промышленный район Силезии с центром в Бреслау. К северу - зверски укрепленная восточная Пруссия, упирающаяся в Балтику, дальше на запад - Померания с портом Данциг. На западе эти области упираются в Одер (течет, в общем, параллельно Висле, с юга на север). За Одером, километрах в 60 - главный приз - Берлин, огромный четырехмиллионный город. Вся эта территория существенно более урбанизирована, чем СССР, обладает более разветвленной сетью дорог. Я буду описывать в основном то, что произошло именно здесь, штурм Восточной Пруссии и зачистка Венгрии и Австрии - тоже интересно, но тогда мне придется писать вообще безразмерный пост.

Ураган
Вопреки легендомифу о том, что мы спасали трусливые американские задницы от побиения в Арденнах, сроки наступления в Польше вообще никак к положению союзников не привязывались. Мало того, из-за погоды удар был вообще чуть отложен. Американцы же к моменту начала наступления, уже отбили немецкие посягательства в Арденнах сами. Что, однако, не умаляет.

Всем вменяемым фашистам к январю было ясно, что русские скоро вскроют плацдармы и начнут устраивать матумбу. Гитлер ко вменяемым не относился. Впрочем, в штабах все понимали и готовились. Только это никому не помогло.

Резня и бойня стартовала 12 января. На 5 тысяч немецких орудий у на имелось 37 (тридцать семь) тысяч стволов, что оставляло противнику весьма мало шансов. Плацдармы были вскрыты почти мгновенно, три разом (У Сандомира, Магнушева и Пулавы). Немцы пытались отреагировать классически: контрударом подвижных соединений. Они попробовали подрезать фланг 4 танковой армии южнее Кельце. Лелюшенко (танковый командарм-4) хладнокровно отразил этот удар, а немецкий 24 тк по ходу пьесы оказался рассечен надвое и разгромлен (к слову, земляки, наш 10-й гвардейский танковый корпус самым активным образом участвовал в этом благородном деле). В общем, за три-четыре дня сопротивление было сломлено повсеместно.


Советские солдаты к востоку от Одера. Январь 1945-го.
Особенностью Висло-Одерской операции был сознательный отказ от окружений. Вместо этого советские танковые армии максимально быстро двигались на глубину. Минус решения очевиден: оставшиеся в нашем тылу немцы прорываются к своим в довольно значительном числе. Тыловики периодически обнаруживают крупные группы солдат противника рядом с собой. Но у этого решения есть и плюсы. Быстрый уход на запад приводит к тому, что новый фронт взамен старого возвести не успевают очень долго. Порыв к Одеру означает, что пути отхода все равно будут перехвачены. Убегающие должны будут проделать марш в двести, триста, а иногда даже больше километров без горючего, медикаментов и жратвы. Попробуйте-ка сделать такое пешее путешествие, не питаясь. Бегущих будут перехватывать у мостов и бродов (тут-то деваться некуда, приходится выходить из лесов). Под удар идущей на запад танковой махины попадет масса тыловых учреждений, до которых в случае устройства обычного котла просто бы не добрались. Наконец, несколько возведенных на пути наступающих укрепленных линий русские просто перемахнули прежде, чем немецкие подразделения успели занять назначенные бункеры. Фактический результат, в общем, свидетельствует только в пользу решения Жукова и Конева на глубокий прорыв. По ходу гонки в плен попало почти 150 тысяч человек, погибло примерно столько же. Советские потери оказались в несколько раз меньше: около 45 тысяч убитыми. Группа армий, попавшая под каток, получила серпом по ушам и молотом по лбу.

Как заметил по этому поводу М. Удалов, Можно говорить, что система управления артиллерией в советской армии уступала немецкой; можно говорить, что у нас не было реактивных истребителей и "Фау", можно, в конце концов, просто обругать нас "вшивыми монголами"; но если сосредоточить две с половиной сотни стволов на километр фронта, добавить примерно сотню танков и САУ и больше дюжины сапёрных рот на тот же самый километр... то тогдашнему нашему противнику оставалось находить утешение в своих "европейскости" и "цивилизаторской миссии", что бы эти буквосочетания ни означали. Натурной экспертизой установлено, что против фугасных снарядов цивилизованность помогает слабо, о чём постоянно забывают.


120-мм полковой миномет - убедительный аргумент в диалоге с "высшими расами"

По ходу пьесы наши освободили Освенцим. Тут хочу заметить: знаете, дортоварищи. Когда идет речь о том, что красноармейцы не вполне куртуазно себя вели в Германии, не следует забывать, что перед вступлением в Германию эти люди видели такое, после чего адовыми муками уже не испугаешь. Крематории, взрослые мужчины в тридцать кило весом, мертвецы, заморенные голодом и холодом. Естественно, после такого кому-то могло показаться, что "С теми, кто устроил это - можно и нужно сделать все что угодно". Удивляться надо как раз тому, насколько корректно отнеслись к населению побежденной страны. И насколько быстро и жестко пресекали попытки всяческих бесчинств (танкист Брюхов, к примеру, в интервью красочно описывал расстрел офицера за попытку изнасилования немки).

Так вот. К концу января-началу февраля ураган подутих. У наших перерастянулись коммуникации, кончился бензин, начали кончаться боеприпасы, и надо было уже остановиться и сделать передышку. За это время Польша почти вся была освобождена, в Познани, Бреслау и еще нескольких городках поменьше сидели в окружении немецкие гарнизоны (не забудем про "крепости" - это они и были). Однако одно очень важное дело оставалось: нужно было захватить плацдармы за Одером. Это и было сделано несколькими специально выделенными передовыми отрядам. Надо вообще отметить, что наши под конец войны намастрячились очень быстро импровизировать тактические группы под решение конкретных задач. В частности, группа Есипенко, первой перемахнувшая за Одер утром 31 января, была скомпонована из танкистов, самоходной артиллерии для поддержки и пехоты, которой для маневра придали авточасть. Дополнительно группе придали мощную рацию, вообще-то таким небольшим соединениям не положенную. Немцы отреагировали нервно, пытались сбросить вышедших за Одер русских в реку, но безуспешно.

Неустойчивость.
Между тем. Пока фронты Жукова и Конева устраивали килл, краш энд дестрой, возникла заминка на флангах. В территорию Третьего рейха был вбит огромный клин, и его фланги нависали над нашими новодостигнутыми позициями. Немцы, пока в Польше корчилась избиваемая группа армий "А", сымпровизировали новую линию фронта, выдернув дивизии с немногих спокойных участков и наформировав свежих. Мало того, они еще и попробовали нанести контрудары по нашим авангардам! В Силезии им даже удалось на время окружить 4 танковую армию, впрочем, на дворе стоял 45-й и хэппи-энд был неизбежен: армию деблокировали почти сразу, не доводя до греха. В общем, нужно было обезопасить фланги. В результате получилось нечто, выглядящее не совсем обычно: будучи в 60 км от германской столицы, советские армии кинулись прочь от Берлина. Жуков и Рокоссовский наступали на север, в Померанию (с Данцигом), Конев чистил Силезию. Февраль и март ушли на эти мероприятия.

В обоих случаях вышло недурно. В Померании сначала наступал Рокоссовский, потом Жуков, потом опять Рокоссовский. Такая замысловатая схема нужна была чтобы использовать на всех этапах операции танковые армии - Первую и Вторую. Сначала Рокоссовский потыкался в немецкую оборону, нашел, что она прочная. Потом Жуков от Одера рванул к северу, всех по дороге убил и съел, потом Рокоссовский получил танковые армии и нанес удар на восток, к Данцигу, где тоже всех зарезал. Там не вполне гладко дело прошло, но и так успешно. В Данциге до кучи захватили на стапелях десятки подлодок, пару-тройку крупных кораблей и освободили несколько десятков тысяч пленных всех наций. Что характерно, в Померании было истреблено великое множество разнонациональной эсэсовской швали: прибалты, французы, эсэсы из Бенилюкса. Поделом козлам.
Вообще, замечу, это была нетривиальная задача: так быстро и замысловато перемещать 1-й Белорусский фронт, налаживать взаимодействие во 2-м Белорусским, и устранять логистические проблемы их обоих. Танковые армии по дороге сделали чуть ли не петлю. Разворот такой махины - это мое почтение, достижение знатное.

В Силезии дело шло примерно по тому же сценарию. Только тут Конев на одной из стадий сознательно выпустил противника из нарисовавшегося окружения. Позже он мотивировал это желанием оставить неразрушенным промышленный район, и тем фактом, что запри наши немцев в урбанизированном индустриальном регионе, штурмовать их пришлось бы долго и мучительно. Тем не менее, еще несколько котлов было таки создано и раздавлено, после чего линия фронта подвыровнялась.


По автобанам вглубь Германии

Бросок
Вот добрались и до главного. Собственно, наступление на Берлин. Тут что надо понимать. Война длилась пока жив Гитлер. Его смерть или пленение однозначно означала быстрый и малокровный конец боевых действий. Пока этот деятель бегает по бункеру с криками "Где Венк?!", немцы устраивают нам неприятности, убивают людей. То есть, вполне достаточное обоснование для быстрого штурма города - это скальп фюрера.

Первоначально Жуков предложил провести кое-какие мероприятия по улучшению стартовых позиций для наступления. В частности, Георгий Константинович собирался консолидировать все плацдармы и захватить Франкфурт-на-Одере. Но пока шли сражения в Померании и Силезии, произошли серьезные перемены на Западном фронте. Проще говоря, не получая подкреплений (резервы отправлялись в основном против русских), под достаточно искусными и очень мощными ударами союзников западный фронт развалился. Поэтому Сталин велел командующим фронтами сокращать программу и действовать быстрее.

Итоговый план советской стороны был достаточно интересен. Предполагалось что. Берлин - огромный город, и просто так в него не зайдешь. Но! Штурмовать его придется долго и с кровью, если его будут занимать регулярные войска. Если там останутся фольксштурмы, полисмены и зенитчики, его можно будет расколоть как гнилой орех. Следовательно - что? Следовательно, надо сделать так, чтобы регулярная пехота на улицы отступить не смогла.

Именно из этих соображений Жукову понадобились Зееловские высоты. Высоты были сильным узлом обороны, но при захвате позволяли выскочить в тыл немецкой 9 армии и не дать ей отойти в Берлин. Вообще план предусматривал, что 1 Белорусский фронт "обтекает" Берлин с двух сторон, изолируя от потенциальных спасителей, а Конев с 1-м Украинским фронтом (на юге) и Рокоссовский с 2-м Белорусским (на севере) делают из этих спасителей фарш. Рокоссовский должен был достаточно прямолинейно ломиться по северной части Германии на запад, Конев - бить "серпом" в общем направлении на Эльбу, в стороне от Берлина. Правда, Конев несколько подкорректировал изначальный план, причем подкорректировал самовольно. По идее, 1-й Украинский фронт должен был занять ту территорию, на которой реально сосредоточилась немецкая 12 армия, и тем пресечь попытки прорваться на помощь осажденным. Иван Степанович, однако, полагал себя вполне достойным взять столицу противника, и уже в ходе операции переориентировал часть своих сил прямо на город. В качестве оправдания
он ссылался на обрыв разграничительной линии между фронтами, после которого он и повернул войска на север. Но задача-то была поставлена на бОльшую глубину. То есть, в данном случае имел место перекрой планов в соответствии с личными амбициями. Надо признать, что "домашняя заготовка" Конева все же не ломала первоначальный план совсем, но ощутимо его меняла.

Как бы то ни было, а операция началась. В первые дни развитие наступления 1-го БФ Жукова шло достаточно туго. В этой связи Георгий Константинович принял несколько спорное решение: ввел танковые армии не в прорыв, что считалось классическим решением, а в бой - против еще не подавленной обороны противника. Это решение, однако, принесло успех: одна из бригад 2-й танковой нашла слабое место в редутах супостата. В узенький прорыв всосались две танковые армии и разошлись по ту сторону неприятельской обороны, разнеся ее вдребезги. Вообще-то этот X-образный прорыв совершенно незаслуженно забыт широкой публикой, а ведь это было кране изящное телодвижение. Фактически, русские прорвались буквально в трещинку и обрушили через нее всю конструкцию неприятельской защиты. И все, у немцев в тылу внезапно танки, тысячи их.
Меж тем шел штурм Зееловских высот. Эта история вызвала много шуму, а между тем, штурмовавшая высоты 8-я гв. армия по итогам всей операции потеряла на полторы тысячи человек больше, чем в среднем другие армии, высот не штурмовавшие. То есть, реальная цена высот - полторы тысячи убитых. Это печально, но это не мифические 300 тысяч (пятьсот тысяч, миллион...) которыми обычно людей пугают. Тем более, что эффект от прорыва обороны на высотах - выход на тылы немецкой 9 армии.



Фольксштурмисты на Зееловских высотах...



...и их противники - советская артиллерия и пехота. Для имеющих богатый опыт штурмовых действий бойцов взятие немецких крепостей было вопросом не столько людских потерь, сколько потраченных времени и боеприпасов


Конев разметал оборону с меньшей драмой. Но против него и сосредоточены были меньшие силы. Немцы катастрофически ошиблись с определением направления удара 1-го УФ, поэтому под каток двух танковых и нескольких обычных армий они сумели подложить буквально одну дивизию ("Фрундсберг"). Прочие не доехали за отсутствием топлива. 1-й Украинский фронт проломил защиту противника и быстро пошел вперед, охватывая 9 армию с юга. Резервный «Фрундсберг» и еще пара дивизий попали в небольшой котел в Шпремберге, и дальше действовали по принципу «Ой вы ноги мои ноги, уносите мою жопу». Затем последовал энергичный рывок на север, к Берлину. 22 апреля коммуникации 9А были прерваны. Авангарды 1-го УФ неслись на север, к окраинам Берлина, которых вскоре удалось достичь 3-й танковой армии Рыбалко. Однако, Коневу не удалось выйти к городу такими силами, чтобы быстро его захватить, и частям 1-го УФ все равно досталась вспомогательная роль в штурме. 25 апреля Берлин был изолирован с запада. Судьба германской столицы решилась.

Резня у Хальбе
Сражение к югу от Берлина как-то несколько осталось в тени самого штурма. А между тем, это был один из крупных котлов Второй Мировой. Учет в немецкой армии уже развалился, но по прикидкам пленного начтыла 9 армии, в котле оказалось около 150 тысяч солдат. Судя по численности 9 А перед битвой, это достаточно близкая к реальности оценка. Что интересно, командарм-9 Бюссе получил некоторое время спустя приказ прорываться на север в Берлин - то есть из одного котла в другой! Естественно, Бюссе не испытал ни малейшего энтузиазма, и вместо этого пытался пробиться на запад, к "коллегам" из 12 армии. Конев бросил значительные силы на Берлин, поэтому кое-кто из 9 армии все же спасся (даже довольно значительные силы, около 30-40 тысяч). Однако Иван Степанович все же оставил достаточные силы в оцеплении, чтобы прорывающиеся огребли свою долю ада. В ходе прорыва творились вещи достаточно страшные. Буквально - людские волны бегущих на запад немцев, по которым картечью с тридцати шагов лупит советская артиллерия. На прямую наводку ставились даже крупнокалиберные гаубицы. В итоге леса вокруг станции Хальбе были зачищены пехотой обжимавших котел стрелковых дивизий. Кому повезло, те ушли на запад. Кому не повезло - а ля гер ком сам виноват. Однако, 9 армия была не последней надеждой обложенного в бункере фюрера.


Хальбский котел. Могила немецкого солдата

Разбитая и брошенная техника

Чип и Дейл Третьего Рейха
Как только кольцо вокруг Берлина сомкнулось, Гитлер выдал последние приказы на наступление. Берлин должны были попытаться деблокировать с запада (12 армия Венка) и севера (группа Штайнера). Венк пытался пробиться к городу силами последнего призыва Рейха. Имевшийся у него десяток дивизий был куц и уныл. Кстати, у нас любят рассказывать легенду про одну винтовку на троих, но в эти дни с немецкой стороны в бой шла дивизия, где и вправду было такое положение с оружием. В дивизии "Фридрих Людвиг Ян" имелось десять с половиной тысяч солдат и офицеров... и 1886 винтовок и автоматов! Отсутствие артиллерии окончательно превращало дивизию в комплект пушечного мяса.



Разбитая артиллерия и техника 12 армии. Мечтам Гитлера о чудесном спасении Берлина силами Венка не суждено было сбыться

В группе Штайнера положение было не лучше. Это формирование состояло из обрывков и обломков всего, что смогли наскрести по сусекам. Здеесь была и дивизия "Полицай", состоявшая менее чем из тысячи человек (времена двадцатитысячных дивизий СС какнули в Лету). И маршевые батальоны фольксштурма из детей и стариков, и такое экзотическое подразделение, как "батальон переводчиков". В общем, оба этих соединения как ударились о внешний обвод окружения, так и разбились.

Куда драматичнее дело развивалось на юге, под Дрезденом. Немцы неправильно определили путь главного удара Конева, но смогли использовать приуготовленные силы против вспомогательной группировки. Под Баутценом им удалось окружить и серьезно потрепать советский мехкорпус и несколько союзных нам польских дивизий. Это был болезненный удар, но тем дело и кончилось, развить локальный успех немцы просто не смогли.

Штурм
В Берлин ворвались несколько советских армий, в том числе три танковые. Обыкновенно, Жукова (но почему-то не Конева) критикуют за ввод танковых армий в город, однако это в принципе не грех. Танковая армия - это и мотопехота, и масса артиллерии. Брать город можно было совершенно спокойно. Гарнизон был абсолютно недостаточен. Там было тысяч сто народу, но из них регулярных сил совсем мало, тысяч пятнадцать. Прочие - фольки, гитлерюгенды, зенитчики, полиция и т.д. и т.п., тысячи их. Это было лоскутное одеяло, которым управлять нормально было очень сложно. Наша 1-я танковая армия вообще отчиталась о пленении солдат из 70 (!!) различных отдельных подразделений. Вдобавок, для полного счастья, склады снабжения были значительной частью распределены по окраинам, и скоро достались победителям. В целом, 400 тысяч вошедших на улицы советских солдат просто не оставляли шансов неприятелю.


20 апреля - день рождения Гитлера. Штурмовая группа рвется на праздник...


...а артиллеристы посылают 203-мм подарок

Из регулярных нормально подготовленных сил в городе имелись остатки пяти дивизий, попавших между разными ударными группировками русских и тем избежавших до поры полного истребления. При этом, к примеру, "Мюнхеберг" насчитывал всего 200 человек, то есть пребывал уже в полном ничтожестве.


Железный крест стал для нациста могильным

Штурм длился около недели. Не зная точно, где сидит штаб обороны и Гитлер, русские просто шли к крупному зданию в центре - Рейхстагу. Никакого особенного значения это здание не имело, просто было символом. Гитлер сидел в Рейхсканцелярии. Тем не менее, именно штурм Рейхстага стал своего рода символом окончательной победы.



Комментарии излишни

30 апреля Гитлер сожрал яду и для верности застрелился. 2 мая генерал Вейдлинг, комендант города, сдал остатки гарнизона. Тогда же покончил с собой последний начальник Генштаба Рейха - Ганс Кребс. ИМХО, одна из самых сильных фотографий Второй Мировой- это Кребс на переговорах о сдаче. Смотришь, и знаешь, что через несколько часов этот человек пустит пулю себе в лоб. Тогда же часть гарнизона пыталась прорваться на запад, чтобы сдаться американцам. Это мало кому удалось, но кое-кто все же убежал. Причем, там много народу пробивалось, командование 47-й армии, ловившей этих бегунов, насчитало аж 15 тысяч, поодиночке, мелкими и вовсе не мелкими группами выходивших из Берлина.


Кребс 1 мая 1945 года. Вскоре после этих переговоров он покончит с собой


Комендант города Вейдлинг со своим штабом в плену


Фотографируемся с ценным трофеем! Полицейский генерал Вробель и победители


Главный труп Третьего рейха

Берлин стал огромной и решительной победой РККА. Разгром миллионной группировки обошелся русским и полякам в 81 тысячу погибших, что много, но вполне адекватно достигнутому результату, тем более, что практически все участники битвы с немецкой стороны погибли или сдались. Смерть Гитлера вызвала стремительный распад и сдачу остатков вермахта всем, кому только можно. Не будет преувеличением сказать, что быстрое взятие Берлина спасло СССР и Европу от больших жертв. До конца войны оставалсь неделя.


"Мы сорвали штандарты фашистских держав..." Зло повержено

@темы: Война, История

URL
Комментарии
2010-05-08 в 14:10 

Анор
О, Боевая Гвардия, клинок закона! О, храбрые гвардейцы-молодцы! Пока в строю гвардейские колонны, не будет дефицита колбасы...
К слову. Алексей Исаев не так давно встречался с одним из последних защитников Рейхстага. Тот был зенитчик. Фриц утверждает, что особого боя не было: их загнали в подвал (по Рейхстагу стреляли, в частности, из 203-мм монстрюганов Б-4, см. на фото выше), после чего посовещавшись, решили не ждать, пока придет штурмовая группа с огнеметом и сделали "Гитлер капут" сами.

URL
2010-05-08 в 20:49 

Lady Ges
Это духовно мы богаты. А душевно мы больны.
Спасибо.
Хорошая, подробная заметка.
Достали уже истерические вопли про миллион лично убитых Жуковым исключительно из любви к взятию минных полей нахрапом.

2010-05-08 в 21:08 

Анор
О, Боевая Гвардия, клинок закона! О, храбрые гвардейцы-молодцы! Пока в строю гвардейские колонны, не будет дефицита колбасы...
Lady Ges Меня в этих воплях смешит то, что численность 1-го Белорусского фронта была всего 900 тысяч человек. Таким образом, при "миллионных" потерях остаться должно было минус сто тысяч человек, а вопящим следует дать Нобелевскую премию за применение к истории концепции мнимых чисел.

URL
2010-05-08 в 21:47 

Lady Ges
Это духовно мы богаты. А душевно мы больны.
О... их арифметика - нечто совершенно очаровательное с точки зрения здравого смысла.

     

Центр противобаллистической защиты

главная